Многие инвесторы в своей работе отдают предпочтение ориентации на экономические кластеры. Вызвано это тем, что обычно инвестор специализируется в одной из многочисленных отраслей, в той, где он почерпнул немало опыта и ознакомился со всевозможными нюансами. Например, инвестору, вкладывающему средства в энергетику, сложно финансировать фармацевтические проекты, ведь данные сферы заметно отличаются.

Такие инвесторы, как правило, предпочитают работать в тех регионах и странах, где уже имеются сложившиеся кластеры в интересующих их отраслях, или хотя бы есть предпосылки для их формирования.

Ориентация на кластеры получила заметное распространение в последние два десятилетия, после того как создание и развитие кластеров доказало свою эффективность в повышении конкурентоспособности экономик стран ЕС, США и др. Высокая конкурентоспособность многих зарубежных стран основана на позициях сильных кластеров. Одним из самых известных примеров применения кластерного подхода является Кремниевая долина США, где действует 87 тыс. компаний (в т.ч. венчурные фирмы и банки, финансирующие деятельность отдельных компаний), десятки исследовательских центров и некоторые крупные университеты.

Отраслевые кластеры могут быть связаны вертикальными или горизонтальными отношениями. Фирмы, находящиеся в одном кластере, часто локализованы в географической близости друг от друга. Это дает ряд преимуществ:

  • улучшение рабочих отношений между фирмами, вовлеченными в совместные проекты;
  • улучшение качества производственного процесса и готовой продукции;
  • уменьшение расходов на транспортировку и быстрая доставка товара потребителю;
  • форсированное распространение технологий и развитие инноваций внутри сети кластера;
  • ускорение процессов и снижение транзакционных издержек за счет наличия доверительных отношений между участниками кластера.

От этого совместно выигрывают компании, инвесторы и регионы. Компании увеличивают свою конкурентоспособность и прибыльность, инвесторы повышают доходность проектов и снижают риски, а регионы получают новые рабочие места, благополучие и налоговые поступления.

Регионы и страны, поддерживающие кластерные инициативы, более успешны в реализации своих стратегий развития. Имея ограниченные ресурсы для развития, они получают максимум от них. Стратегии промышленного кластера, как правило, включают в себя такие элементы как комплексный анализ отрасли; определение потребностей предприятий с экспортной ориентацией; анализ динамики кластера, включая "драйверов" кластера (связи, рынки, рабочая сила, технологи, природные ресурсы); рекомендации к действию.

В общем, в ЕС уже существует более 2 тыс. кластеров, охватывающих приблизительно 38% рабочей силы. Там в последние годы набирает популярность так называемая "умная специализация" региональных кластеров. Например, один из самых мощных кластеров life science находится в Дании, а лидер среди кластеров ICT – в Финляндии. Кластерные структуры Германии активны в химической сфере и машиностроении, а Франции – в сфере косметики и продуктов питания.

Подобная тенденция характерна для всего мира. Кластерные инициативы Канады успешны в биотехнологиях, высоких технологиях, пищевой промышленности и т.д. Поддержка этих инициатив в различной форме присутствует на федеральном, региональном и муниципальном уровнях. Тогда как предприятия региональных кластеров Китая, Сингапура и Юго-восточной Азии, максимально используют природный, кадровый и интеграционный потенциалы соседних регионов.

Иногда деловые сообщества, участники которых взаимодействуют между собой, также могут функционировать как кластеры. Так, например, в Италии существуют прототипы кластеров – индустриальные округа (их – около 200, где занято более 1 млн малых и средних предприятий и порядка 6 млн работников), большинство которых увеличили свою долю на узкоспециализированных мировых рынках до 80%.

Зарубежный опыт свидетельствует также о широком разнообразии правительственных и муниципальных организаций поддержки кластеров. Как правило, реализация кластерных стратегий предполагает наличие грантообразующих фондов (институтов, агентств), поддерживающих кластерные инициативы: например, Национальное агентство планирования DATAR (Франция), Информационная система поиска и классификации кластеров CASSIS (Люксембург), Национальный совет по конкурентоспособности (США), программа кооперации LINK (Великобритания). Кроме того, организовываются специальные институты, выполняющие функции по развитию, построению сетевых структур и их интернационализации. К ним можно отнести центры экспертизы (Финляндия), центры превосходства (США), консалтинговые, маркетингово-аналитические и брендинговые компании (Economic Competitiveness Group (США); институты и агентства, входящие в кластерные инициативы (Мюнхенский технический университет). Неотъемлемой частью инфраструктурного обеспечения кластерных стратегий является создание бизнес-инкубаторов, технопарков, особых экономических зон, которые, по сути дела, являются катализаторами образования региональных кластеров.

Все это ведет к тому, что статус компании и ее международная репутация возрастает при ее вхождении в кластер. При этом усиливается внимание к ней со стороны финансовых учреждений, а в регион привлекаются дополнительные ресурсы.